Светлана Зелёная (zelyonaya) wrote in draw_yourself,
Светлана Зелёная
zelyonaya
draw_yourself

Кастанеда и восприятие живописи

Как-то, отметив очередной день рождения, отыскала по этому поводу автопортрет двадцатилетней давности.



Автопортрет (бумага, карандаш) 1986


Нашла у Волошина подходящие строки:

Я люблю усталый шелест
Старых писем, дальних слов...
В них есть запах, в них есть прелесть
Умирающих цветов.

Я люблю узорный почерк —
В нем есть шорох трав сухих.
Быстрых букв знакомый очерк
Тихо шепчет грустный стих.

Мне так близко обаянье
Их усталой красоты...
Это дерева Познанья
Облетевшие цветы.


Мой френд taburetkine (ныне  bng1955 ), увидев этот автопортрет в моём ЖЖ, написал следуюшее:

Поздравляю Вас с прошедшим днём рождения и желаю всего самого наилучшего!
А портрет, прямо скажу, озадачил. Неужели 20 лет назад Вы так себя видели - немолодым мужчиной с глубокого похмелья? Или при сканировании случились непоправимые изменения рисунка?


Вспомнилось из Кастанеды: появление дона Хуана из-за камня, после чего каждый из присутствующих описал совершенно разную картину. Нашла описание и психологическое обоснование этой сцены у некоего Дональда Ли Уильямса:

"Все собираются вокруг костра и сидят в молчании, повернувшись лицом к огню. Дон Хуан оставляет присутствующих на несколько минут, а когда неожиданно появляется снова, то огонь вспыхивает ярче, и шокированный этим Карлос видит дона Хуана в костюме пирата. Когда же он вновь исчезает за огромным валуном, то все начинают оживленно обсуждать только что увиденное. Один утверждает, что видел не пирата, а скорее, человека, одетого в черную рясу или сутану с капюшоном, возможно, рассвирепевшего, который только что убил монаха и надел его одежду, Другой, юноша, говорит, что дон Хуан был одет в лохмотья и был похож на человека, возвратившегося из "вечного странствиям. Третий участник разговора увидел в появившемся доне Хуане здорового и сильного хозяина ранчо. Все четыре видения можно рассматривать, как компенсацию сознательного отношения (аттитюда) четырех учеников. Например, Карлос застенчив, и его сознательная неуверенность скомпенсировалась агрессивностью образа пирата, Дон Хуан истолковал это видение так, что Карлос должен научиться брать от жизни то, что он хочет. Отношение (атитюд) пирата могло бы внести равновесие в состояние Карлоса, интровертированного интеллектуала, чувствующего, что он не заслуживает того, что получает от жизни и определенно боится взять то, чего он хочет".

Процитировав этот абзац другу-рецензенту, я добавила следующее:

"Мой муж часто повторяет, что святые на итальянских полотнах явно писаны с соседей и родственников художников, в то время как византийский канон подразумевает наполнение строгой и незыблемой видимой формы собственным духовным содержанием созерцающего образ. Вероятно, этот последний принцип применим не только к признанным шедеврам изобразительного искусства, но и проявляется порой при встрече с работами более чем скромными, но отмеченными, вместе с тем, стремлением так или иначе служить искусству, и мне радостно оттого, что даже в моём самом раннем рисунке Вы увидели нечто родное и близкое себе... А на самом деле, милый Taburetkıne, искреннее Вам спасибо за поздравление. Желаю Вам оптимизма и, вообще, счастья. Ваша Светлана".

Того же заранее желаю и вам, дорогие друзья!
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 1 comment